Дмитрий Лисицын (Чита): В условиях крайнего несовершенства российского законодательства заливание проблемы экологии деньгами будет носить косметический эффект

Эксперт Дмитрий Лисицын рассуждает о том, что Россия выделит 1 трлн рублей на развитие инфраструктуры в сфере экологии:

Конечно, в целом новость позитивная. Действительно, проблемы экологии в России нуждаются в серьезном финансировании. Но, к сожалению, это обычная ситуация пары последних десятилетий, когда существующие проблемы просто пытаются залить деньгами. То есть в условиях крайнего несовершенства российского экологического законодательства это заливание деньгами будет носить косметический эффект и не иметь серьезного влияния на те процессы, которые связаны с охраной окружающей среды в стране.

Главный системный порок нашей экологической сферы в России – это несовершенство экологического законодательства в плане защиты прав граждан в экологической сфере. Это прежде всего почти полное отсутствие экологической оценки при принятии экологически значимых решений. И как составная часть этого процесса — отсутствие участия граждан в принятии экологически значимых решений. Практически во всех странах мира экологическая оценка на стадии принятия решений о реализации каких-то проектов, программ, строительства промышленных объектов, всегда присутствует. В России она тоже была. И была она одной из самых передовых в мире. Проводилась она в форме государственной оценки воздействия на окружающую среду и государственной экологической экспертизы. Параллельно с государственной экологической экспертизой у граждан существовало право на проведение общественной экологической экспертизы, которая тоже была институционализированной и имела официальный статус.

К огромному сожалению, в 2005 или в 2006 году в России обязательную государственную экологическую экспертизу отменили для большинства объектов, которые ранее ей подлежали. И на сегодняшний день, допустим, строительство крупного завода или даже атомной станции фактически не предполагает проведение государственной экологической экспертизы. Обязательное требование ее проведения относится к узкому кругу объектов. Это в основном объекты на морском континентальном шельфе. И объекты, связанные с накоплением, хранением, обращением с отходами. И плюс строительство объектов на особо охраняемых территориях. Это очень большая проблема экологического законодательства. И отсутствие государственной экологической экспертизы автоматически делает необязательным и отменяет оценку воздействия на окружающую среду и процедуру участия общественности в принятии решений о строительстве.

Еще одной системной проблемой является отсутствие независимого органа экологического контроля. У нас функции экологического контроля в значительной степени раздроблены. Одним из основных ведомств, занимающихся этим вопросом, является Росприроднадзор. Но Росприроднадзор не является независимым ведомством. Это часть подразделения Министерства природных ресурсов. Такое переподчинение государственного экологического контроля произошло в 2000 году. Это было одно из первых решений, принятых президентом в ходе административной реформы. Эта системная проблема сохраняется до сих пор. Если до 2000 года у нас весь экологический контроль находился в ведении Государственного экологического контроля, который весь подчинялся председателю правительства и президенту, то сейчас экологический контроль завели под Министерство природных ресурсов, которое объективно нацелено на эксплуатацию природных ресурсов. Это прямой конфликт интересов с экологическим контролем. У нас большие проблемы в области ресурсной части экологического законодательства. То есть это Лесной кодекс, Водный кодекс, Закон о рыболовстве, Закон о водном мире. В целом, резюмируя, скажу, что выделение таких значительных средств на проблемы экологии — это хорошо. Но это не будет системным решением проблемы. Системное решение проблемы может быть только через реформу экологического законодательства и административную реформу государственных органов, отвечающих за обеспечение его соблюдения.

Экспертные мнения