О повышении налоговой нагрузки на бизнес

Наши источники в Минэкономразвития сообщают, что идея повышения налоговой нагрузки на бизнес широко гуляет в околокремлевских кругах. Вот вам и возможный ответ на вопрос канала «Майский указ» о том, где и за счет чего Белый дом намерен найти недостающие триллионы для реализации стратегии 2021-2024.

Такой вариант балансировки взятых на себя государством бюджетных обязательств поддерживается сторонниками регулятивных мер. У президента же на этот счет выжидательная позиция. Пока он внимательно наблюдает, сработает ли курируемая первым вице-премьером Андреем Белоусовым программа стимулирования частных инвестиций в экономику страны.

Ее стартом можно считать принятие в апреле 2020 года закона «О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации». Закон этот, по сути, – продолжение политики по одомашниванию крупного капитала. Если немного перефразировать слова президента, сказанные по другому поводу, то капиталы «после тяжелого, длительного, изнурительного плавания возвращаются в родную гавань…, к родным берегам, в порт постоянной прописки». А чтобы они не покрылись пылью в трюмах, их нужно как-то пристроить.

Основные «плюшки» программы поощрения капиталовложений для бизнеса связаны с управлением рисками. Это, во-первых, стабилизационная оговорка к соглашению о защите капиталовложений, которая гарантирует неприменение ухудшающих изменений законодательства на время реализации инвестпроекта и возмещение ущерба со стороны государства (соглашениям придается статус гражданско-правовых договоров – для возможности просуживания в зарубежных юрисдикциях). Во-вторых, банковские кредиты под залог инвестиционных поступлений и бюджетные гарантии, а также – окрашивание поступающих с проектов налогов с целью их направления на развитие местной транспортной и социальной инфраструктуры. В-третьих, создание в регионах универсальных стандартов привлечения инвестиций, включающих: инвестиционную декларацию с матрицей преференций и т.п., проведенную через региональный парламент; единый свод правил, которые регулируют деятельность инвестора на территории; интерактивную инвестиционную карту региона со всеми сервисами по принципу «одного окна» и нанесенной инфраструктурой, в том числе финансовой (история уже обсуждалась с главой Сбера Германом Грефом и главой ВТБ Андреем Костиным).

Регионам за счет федерального бюджета обещается компенсация выпадающих доходов на первые 30 млрд. рублей инвестиций.

Работа идет ускоренными темпами. Пилотным субъектам (Московская, Воронежская, Сахалинская, Нижегородская и Тульская области) нужно завершить всю подготовку до конца 2021 года. В этой связи, например, на днях вице-спикер Госдумы Алексей Гордеев вместе с губернатором оперативно собирали воронежский крупный бизнес для встречи с первым замминистра экономического развития Андреем Ивановым. В 2022 году инвестиционный стандарт, по плану, должен существовать не менее, чем в 15 регионах.

Можно предположить, что у партии «инвестиционного сценария» не так много времени на раскачку. Если бизнес проявит пассивность, и «карта» Белоусова и МЭР не сыграет так, как рассчитывает президент, то инициатива окажется на стороне «фискальных ястребов». Очевидно, что это не лучший вариант развития событий и для регионов, и для крупного капитала по сравнению с реинвестированием прибыли в местную экономику…

Telegram-канал «Кремлевский безБашенник»

Экспертные мнения